Глава 6. Жертва и преступник

Тема преступников и их жертв конкретно связана с содержанием предшествующей главы, другими словами с законами равновесия и принадлежности, и скоро мы усвоим, почему. Когда меж людьми появляется конфликт, сперва мы желаем осознать, кто прав, а кто повинет. Если это суровый конфликт, в каком есть пострадавшие, то в дело вмешивается Глава 6. Жертва и преступник закон, тогда и вопрос о том, кто прав, а кто повинет, решают судьи.

Все, что любым образом нарушает закон, любые акты беспощадности, совершенные против других людей, владеют своей силой и оказывают большущее воздействие на состояние домашней системы в целом. В отношениях меж обидчиком и пострадавшим наблюдается уникальная динамика, требующая особенного внимания.

Если Глава 6. Жертва и преступник кто-то из членов семьи сделал убийство либо какое-либо другое суровое грех, к примеру, сделал кого-либо калекой либо поступил несправедливо, то он и его жертва оказываются связанными вместе В большинстве случаев их связь посильнее, чем связь меж наиблежайшими родственниками. Из-за этого пострадавший, который может и Глава 6. Жертва и преступник не быть членом семьи правонарушителя, заходит в его семейную систему. Жертва начинает подчиняться законам коллективной совести, которая хлопочет о том, чтоб у каждого было свое место, и чтоб никто не был забыт.

Расстановки демонстрируют, что эта связь двухсторонняя. Если кто-то из семьи сделал грех, то пострадавший автоматом Глава 6. Жертва и преступник становится участником домашней системы правонарушителя, и напротив, если с кем-то поступили несправедливо, то правонарушитель обретает место в домашней системе жертвы. Если человек вел войну либо был в концлагере, то те, кто были тогда с ним, становятся членами его семьи, в особенности угнетатели, к примеру, нацисты времен 2-ой Глава 6. Жертва и преступник мировой войны. В всех ситуациях, когда людская жизнь подвергается угрозы, включая беспощадность и несправедливость, формируется схожая связь.

Ориентируясь на личную совесть и свою систему ценностей, члены семьи естественным образом стремятся принять чью-либо сторону, выразить свое мировоззрение о том, кто прав, а кто повинет. Мы пытаемся разделять людей на Глава 6. Жертва и преступник «хороших» и «плохих», стремимся отыскать виновных, идентифицируемся с теми, кому соболезнуем, и исключаем из системы тех, кого обвиняем.

Но на глубинном уровне сознания, на уровне коллективного безотчетного схожих разделений не существует. Как мы с вами уже знаем, коллективная совесть желает только 1-го — чтоб у каждого члена семьи было свое место Глава 6. Жертва и преступник, и чтоб никто не был забыт. Она хлопочет о каждом члене семьи, не разделяя их на героев и деспотичных чудовищ. Перед законами коллективной совести равны все, будь то убийца либо жертва: и тот, с кем обошлись несправедливо, и самый последний деспот. Каждый обладает равным правом принадлежать к системе.

Подходя к ситуации Глава 6. Жертва и преступник поверхностно и обвиняя кого-либо из собственных родственников за нарушение соц либо моральных норм, мы стремимся исключить этого человека из семьи. Мы его игнорируем, вычеркиваем из собственной жизни, перестаем о нем вспоминать и тем вырываем целую страничку из домашней истории. Мы забываем этого человека, чтоб не испытывать Глава 6. Жертва и преступник связанной с ним боли.

Но неувязка заключается в том, что чем активнее мы пытаемся исключить кого-либо из системы, к примеру убийцу, тем жестче становятся требования коллективной совести. Она непременно отыщет какого-то потомка, который будет представлять изгнанного предка.

Так происходит всегда, и всякий раз мы смотрим это Глава 6. Жертва и преступник явление в расстановках: тот, чье существование не признано, не может обрести покой. Кто-то из следующих поколений будет проживать его жизнь, нравится нам это либо нет.

Сможете для себя представить, как трудно бывает людям проглотить эту горькую таблетку. Для еврейских семей, потерявших не 1-го родственника во время холокоста, тот факт Глава 6. Жертва и преступник, что нацистские группировки сейчас являются членами их систем, и что евреи должны признавать нацистов и принимать их, может показаться реальным оскорблением А люди из германских семей, чьих протцов подозревали в проведении зверских мед тестов на людях в концлагерях, могут вполне все опровергать и утверждать, что ничего подобного никогда не Глава 6. Жертва и преступник было.

Помните даму, о которой мы гласили в главе 3? Она не могла признать собственного убитого во время войны деда до того времени, пока мы не добавили в расстановку представителя нацистов. Это означало, что дама исполняла в домашней системе роль тех военных преступников и потому не воспринимала жертву, другими словами собственного Глава 6. Жертва и преступник деда. Ей пришлось взять на себя роль палачей поэтому, что они были исключены из системы, и память о их всячески угнеталась. Вот очередной пример.

Анне, шведка по происхождению, пришла к нам на семинар с неувязкой беспощадности со стороны отца. 3 расстановке она поставила себя и отца друг напротив друга, отразив имеющийся Глава 6. Жертва и преступник меж ними конфликт.

Задав ей несколько вопросов о ее домашней истории, мы узнали, что ее дед (отец отца) был убит. Добавив в расстановку деда (жертву) и убийцу (правонарушителя), мы нашли, что отец Анне несет на для себя энергию правонарушителя, сама же Анне идентифицируется с дедом, другими словами с жертвой Глава 6. Жертва и преступник.

Обе стороны представлены в домашней системе, другими словами насилие, совершенное по отношению к деду, продолжает существовать в последующем поколении. Отец, идентифицируясь с правонарушителем, безжалостно обращается с дочерью, взявшей на себя роль жертвы. Так конфликт меж жертвой и правонарушителем проигрывается в отношениях дочери и отца, что является двойным смещением.

Почему Глава 6. Жертва и преступник это происходит? В согласовании с домашней динамикой внимание жертвы концентрируется только на правонарушителе, а правонарушитель в силу глубочайшего безотчетного чувства вины не может запамятовать о жертве — меж ними появляется тесноватая связь. В семье Анне дедушка неразрывно связан с убийцей. Разумно, что отпрыск, пытаясь достигнуть его расположения, идентифицируется с правонарушителем Глава 6. Жертва и преступник. А так как внимание отпрыска, другими словами отца Анне, обращено на деда, то Анне приходится идентифицироваться с жертвой (другими словами с дедом), чтоб как-то заслужить любовь отца. Таким макаром, в этом случае беспощадность отца по отношению к дочери своими корнями уходит в детское желание заслужить любовь родителей.

Но Глава 6. Жертва и преступник вроде бы мы ни разъясняли данный факт, решение всегда одно: мы определяем источник конфликта, ставим жертву и правонарушителя лицом друг к другу и не мешаем им «выяснять отношения». Анне нужно отступить от деда и проявить почтение к его судьбе. Признав тот факт, что ее отец любит собственного Глава 6. Жертва и преступник отца, она не стала добиваться от него особенного внимания. Она отыскала себе более неопасное место рядом с мамой.

В данной семье мы столкнулись с неописуемой силы связью меж жертвой и правонарушителем Чтоб найти ее, нам пришлось добавить в расстановку обоих. Схожая связь обычно крепче, чем отношения меж действительными членами Глава 6. Жертва и преступник семьи. Потому потомкам необходимо каким-то образом принять существующую динамику, а это обычно очень трудно.

Члены семьи, вошедшие в систему позже, обычно желают отомстить за жертву либо искупить вину правонарушителя, но, как мы уже не один раз лицезрели, подобные рвения только нагружают и преумножают мучения. В реальности у потомков нет Глава 6. Жертва и преступник права вмешиваться в чужую судьбу. Расстаться с прошедшим очень тяжело. В большинстве случаев люди очень этого не желают, так как им кажется, что, оставив собственного предка в прошедшем, они его таким макаром предают, как будто бы бросая на произвол судьбы.


glava-6-upir-v-pizhame-novosti-sprosil-tot-chto-bil-povishe.html
glava-6-uzi-kotorie-svyazivayut.html
glava-6-v-poiskah-sverhsili.html